Контактная информация

Статьи

  1. История татуировки
  2. Искусство татуировки
  3. Смысл и значение татуировки
  4. Японская татуировка
  5. Виды татуировок

История татуировки

Трудно сказать, когда именно человек впервые нанес рисунок на свою кожу. Но доподлинно известно, что история татуировки насчитывает не менее 4000 лет. Самые древние татуировки найдены при раскопках египетских пирамид. Мумиям около четырех тысяч лет, но рисунки на высохшей коже хорошо различимы. Однако, появилась татуировка гораздо раньше -- при первобытнообщинном строе. Она служила не только украшением, но и знаком племени, рода, тотема, указывала социальную принадлежность ее обладателя, а кроме того, наделялась определенной магической силой. Причины возникновения обычая татуировки тоже не совсем ясны. По одной теории -- это логический прогресс от естественных повреждений кожи, случайно полученных людьми Каменного Века. Раны и кровоподтеки сливались в причудливые шрамы, отличавшие их носителя от соплеменников в выгодную сторону, как храброго воина и удачливого охотника. Со временем первобытные семьи разрастались, объединялись в маленькие организованные общины и на кожу уже специально наносились отметины, имеющие специфическое значение в пределах определенной общественной группы. Происходило это в конце Ледникового периода...

Глубоки исторические корни, тату-география не менее внушительна. Различные виды татуировок практиковались у светлокожих народов всего мира, а у темнокожих заменялись рубцеванием. Татуировались все -- разные племена Европы и Азии, индейцы Северной и Южной Америки и, конечно, жители Океании. Именно индейские племена Индонезии и Полинезии, где практика тату непрерывно передается из поколения в поколение, служат лучшим антропологическим доказательством социальной значимости татуировок. Едва ли не все стороны жизни этих людей связаны с тату -- от рождения до смерти, и уж, конечно, нет такой части тела, над которой не потрудился бы местный художник.

Лицо -- всегда на виду. Поэтому именно лицо украшается в первую очередь. Племена Майори из Новой Зеландии носят на лицах маскообразные татуировки -- Моко. Эти удивительные хитросплетения узоров служат и постоянной боевой раскраской, и показателем доблести и общественного положения их обладателей. По местным обычаям, если у погибшего воина на лице была маска Моко, он удостаивался высшей почести -- его голову отрезали и хранили , как реликвию племени. А трупы нераскрашенных воинов оставляли на растерзание диким животным. Образцы Моко так индивидуальны, что зачастую использовались в качестве личной подписи или отпечатков пальцев. В начале прошлого века, продав свои земли английским миссионерам, Майори, подписывая «купчую», тщательно изображали точную копию своей маски Моко. Женщины японских аборигенов Айну татуировкой на лице обозначали свое семейное положение. По узорам на губах, щеках и веках можно было определить, замужем ли женщина и сколько у нее детей. Так и у других народов обилие узоров на теле женщины символизировало ее выносливость и плодовитость. А некоторых местах ситуация с женскими тату доходила до крайности: на атолле Нукуро детей, рожденных нетатуированными женщинами, убивали при рождении.

Татуировка связана и с так называемыми «переходными» обрядами, будь то посвящение юноши в зрелые мужчины или переселение из этой жизни в загробный мир. К примеру, племена Диак с острова Борнео верили, что в местном раю -- «Апо-Кезио» всё приобретает новые качества, противоположные земным: светлое становится темным, сладкое -- горьким и т.д. поэтому изобретательные и предусмотрительные диакцы татуировались в наиболее темные оттенки. Видоизменившись после смерти, татуировки становились светлыми и сияющими, и этого света хватало, чтобы благополучно провести их обладателя через темную пропасть между землей и «Апо-Кезио».

Кроме того, у разных народов татуировки наделялись самыми разнообразными магическими свойствами: детей оберегали от родительского гнева, взрослых защищали в бою и на охоте, стариков хранили от болезней. Однако магия тату использовалась не только «дикарями». В XVIII-XIX веках британские моряки изображали на своих спинах огромные распятия в надежде, что это оградит их от телесных наказаний, широко практиковавшихся в английском флоте. У арабов самым надежным защитным талисманом считалась татуировка с цитатами из Корана.

Во всех приведенных примерах татуировка, так или иначе, повышала социальный статус ее обладателя. Но в некоторых случаях она служила и наказанием. В японской провинции Чукудзен периода Эдо (1603-1867гг) в качестве кары за первое преступление разбойникам наносили горизонтальную линию через лоб, за второе -- дугообразную, а за третье -- еще одну. В итоге получалась композиция, составляющая иероглиф ИНУ -- «собака». В древнем Китае одним из Пяти Классических Наказаний тоже была татуировка на лице. Так же метили рабов и военнопленных , затрудняя им побег и облегчая их опознание. И греки, и римляне использовали тату для подобных целей, а испанские конкистадоры продолжили эту практику в Мексике и Никарагуа. Уже в нашем столетии, во время Первой Мировой, в Британии татуировкой «D» метили дезертиров, в Германии -- выбивали номера жертвам концлагерей, да и что скрывать, у нас в Союзе в режимных лагерях практиковалось то же самое...

А ведь в древней Европе татуировки были во всеобщем употреблении среди греков и галлов, бриттов и фракийцев, германцев и славян. Праславяне, наши предки, для нанесения татуировок пользовались глиняными штампами или печатями-пинтадерами. Эти своеобразные прессы с элементами орнамента позволяли покрыть всё тело сплошным ромбо-меандровым ковровым узором, крайне необходимым в магических ритуалах древнего культа плодородия.

К сожалению, с распространением христианства обычай татуировки стал безжалостно искореняться, как составная часть языческих обрядов, и практически угас. Тем более, что в Ветхом Завете сказано ясно: «Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмена.» Запрет был настолько суровым, что татуировка не практиковалась среди европейцев вплоть до XVIII века. Но, по иронии судьбы, когда христианские миссионеры отправлялись в дальние страны обращать в свою веру «дикие» племена, моряки с их кораблей обзаводились там шикарными татуировками на память о путешествиях. Печально известный капитан Джеймс Кук внес наиболее весомый вклад в дело возрождения татуировок в Европе. Вернувшись из плавания в 1769 году, он привез с Таити не только само слово "tattoo", но и «Великого Омаи», сплошь истатуированного полинезийца, ставшего сенсацией -- первой живой тату-галереей. И вскоре ни одно уважающее себя представление, ярмарка или бродячий цирк не обходились без участия «знатного дикаря». К концу XIX века мода на аборигенов спала, вместо них на ярмарках стали выступать сами американцы и европейцы. Например, некая леди Виола щеголяла портретами шести американских президентов, Чарли Чаплина и многих других знаменитостей, вызывая восторги толпы уже нашего столетия... Но, хотя обыватели и любили поглазеть на разукрашеных циркачей, сами они отнюдь не спешили татуироваться. Это была привилегия моряков, горняков, литейщиков и других подобных «профсоюзов», использовавших татуировку как символ братства, солидарности, верности традициям. Современная популярность тату на Западе многим обязана именно им. Вместе с тем, они же в ответе за творческий застой в западной татуировке XIX-начала XX века. Скудное воображение и сомнительный художественный вкус основных заказчиков привели к ограничению тату-«репертуара» морской тематикой, пошловатой сентиментальщиной и банальными афоризмами. Как ни печально, факт остается фактом -- цивилизация низвела древнее искусство до уровня дешевого ширпотреба. Отсутствие спроса на достойную продукцию расхолаживало татуировщиков, лишало стимула к творчеству и новым стилистическим разработкам.

А ведь именно тогда, в 1891 году, американец О'Рейли изобрел электрическую татуировочную машинку, заменившую всевозможные самодельные инструменты и приспособления. Но даже технический прогресс не сдвинул дело с мертвой точки. Всю первую половину XX века и Европа и Америка ходили со стандартным набором незамысловатых лубочных картинок. И только благодаря мощному всплеску молодежной культуры 50х-60х годов появилось новое поколение татуировщиков, творческие амбиции и смелые эксперименты которых вновь возвели тату в ранг искусства. Они широко заимствовали традиционные образы других культур -- Дальнего Востока, Полинезии, американских индейцев, создавая захватывающие гибриды, новые стили, школы и направления.

Так начался новый, современный этап тысячелетней тату -- истории, который, несомненно, заслуживает отдельного подробного рассказа.

Искусство татуировки

Традиция татуировки, или «нанесения на тело человека узоров и рисунков путем наколов на коже и введения в них краски», уходит корнями в глубь тысячелетий. Задолго до появления архитектуры, музыки и тем более моды наши предки украшали свое жилище наскальными рисунками, а тело -- татуировкой. Искусство татуировки является частью общемировой культуры и, то появляясь, то исчезая, то возрождаясь вновь, проходит через всю историю человечества от древнейших египетских захоронений, чей возраст насчитывает четыре тысячелетия, до наших дней. Археологические раскопки доказывают, что татуировка была распространена практически по всему миру. Древние народы использовали ее в религиозных ритуалах, в качестве амулета и просто как украшение. Греки накалывали зашифрованные татуировки своим шпионам, а римляне таким образом клеймили преступников и рабов. Техника нанесения и сами рисунки были у всех практически одинаковы -- растительный или геометрический орнамент, изображения животных и птиц. Особая роль в истории искусства татуировки принадлежит японской и полинезийской традициям. Вплоть до начала девяностых годов двадцатого века полинезийский орнамент «Моко» и драконы из древних японских легенд оставались самыми популярными среди татуировщиков. В Новой Зеландии и Полинезии люди, сделавшие татуировку, почитались как святые. Не выносимая боль, которую они испытали процессе нанесения татуировки, возводила и в ранг мучеников. Рисунок буквально выдалбливался на лице, руках и ногах специальным молоточками с иглами на конце в течение нескольких часов. Тот, кто не выдерживал до конца, считался проклятым вместе со всей семьей.

Чем европейцы обязаны Куку?

В средневековой Европе христианская церковь постаралась уничтожить традиции татуировки, считая ее варварским наследием. Своим возрождением в Старом Свете этот вид искусства обязан печально известному капитану Куку, который в 1771 году из своего первого путешествия к берегам Австралии и Новой Зеландии привез туземца, татуированного с головы до ног. Его появление вызвало у англичан небывалый ажиотаж и повальное увлечение татуировкой, сначала среди моряков и простого люда, а затем и среди знати. Отсюда мода на нательные рисунки распространилась по всей Европе. Кстати, само слово «tattoo» как обозначение процесса нанесения на кожу человека рисунков с помощью иглы и краски появилось в английском, а затем и других европейских языках благодаря все тому же Куку.

Многие политические деятели и члены царствующих семей в разное время украшали себя татуировкой: английский король Георг V, король Дании Фредерик, греческая королева Ольга, великий князь Михаил Александрович, премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль. Английский король Гарольд был татуирован практически по всему телу сценами военных баталий, в которых он одержал победу. А слева на груди, поближе к сердцу, было выведено большими буквами его собственное имя.

Легендарная шпионка Мата Хари носила на плече татуировку в виде розы, обвитой змеей. Последний русский император Николай II также был большим поклонником этого искусства и во время путешествия по Востоку сделал себе несколько татуировок.

Предприимчивые американцы и рок-н-ролл.

В конце прошлого века тату стала популярна в Соединенных Штатах Америки. Находчивые американцы сразу же почувствовали разницу между спросом и предложением, и по всей стране стали открываться многочисленные салоны, был налажен выпуск специального инструмента и краски. В арсенале мастеров тату появились электрические машинки, которые, надо сказать, практически не изменились за последние сто лет. В двадцатом веке татуировка несколько раз оказывалась на острие моды. В шестидесятые годы клиентами салонов тату стали рок-н-ролльщики и неформалы. Молодежь, увидев татуированные тела своих кумиров, поспешила последовать их примеру. Индустрия заработала в полную силу. Стали издаваться специализированные журналы и книги, открылись школы.

С конца семидесятых годов начали организовываться конвенции, своеобразные фестивали татуировки. Первая конвенция состоялась в Нью-Йорке в 1976 году, и с тех пор они проводятся по нескольку раз в год в различных городах Европы и Америки. На эти яркие, довольно интересные мероприятия съезжаются любители и профессионалы тату из разных стран. Именитые мастера и новички демонстрируют образцы своего творчества, обмениваются секретами и идеями. С удовольствием приходят посмотреть на разукрашенные человеческие тела и местные жители, проводятся конкурсы, различные шоу. Здесь можно сделать татуировку у какого-нибудь легендарного мастера, работавшего, например, с Микки Рурком или Rolling Stones.

Эпидемия наших дней.

В эпоху МТV и топ-моделей, то есть последние десять лет, мода на татуировку захватила всех. Сегодня, как никогда раньше, тату стала явлением массовой культуры: врачи и адвокаты, политики и бизнесмены, профессора университетов и домохозяйки украшают себя экзотическими иероглифами, браслетами, магическими знаками и орнаментами. Мужчины, очевидно, считают тату символом мужественности, женщины же видят в татуировке нечто загадочное и сексуальное. Одни хотят приобщиться к общей тенденции, другие, напротив, видят в этом возможность выделиться. Интерес подогревает очевидная популярность этого искусства среди знаменитостей. Мадонна, Фрэнк Синатра, Шер, Джонни Депп, Кристи Терлингтон, Бьорк, принцесса Стефани, Джулия Роберте, Кортни Лав, Джон Бон Джови охотно демонстрируют свои татуировки на экранах и страницах модных журналов. Мода на нательное творчество не обошла и Россию, хотя в плане татуировки, впрочем, как и во всем остальном, у нас свой особый путь: с одной стороны, стойкие ассоциации с тюремной камерой, с другой -- долгие годы полного отсутствия информации и общения со своими коллегами в других странах. Но, как это ни удивительно, трудности заставили мастеров тату быть более изобретательными и креативными. Сами делали инструменты, придумывали образы, учились буквально «на собственной шкуре». Сегодня, конечно, все значительно легче. Наши мастера ездят на конвенции, показывают свои работы, знакомятся с новыми стилями и направлениями.

Сегодня царит настоящий бум татуировки. К мастерам приходят люди совершенно разных профессий, и возрастов, социального положения. Невозможно определить, что сегодня модно. Делают и большие, и совсем крошечные рисунки на различных частях тела. Женщины, оказывается, больше не ограничиваются татуированной розой на груди или бедре. Все решается индивидуально в каждом конкретном случае. Мастер и клиент совместно подбирают рисунок, определяют его месторасположение на теле. Главное -- попасть в руки профессионала. Дилетант способен не только некачественно нанести на кожу изображение, но и, нарушив правила стерилизации, создать вам проблемы со здоровьем. Сами мастера советуют не торопиться с нанесением татуировки: сначала надо все взвесить и убедиться, действительно ли вы этого хотите. Кроме того, что сам процесс долгий и достаточно болезненный, в дальнейшем вам едва ли удастся бесследно вывести татуировку, которая может разонравиться или надоесть, разве что заколоть ее другим рисунком.

На службе у красоты.

В последнее время татуировку наносят не только в качестве украшения на теле или талисмана, но и в утилитарно-косметических целях. Так называемый косметический татуаж -- это перманентное окрашивание контурных линий губ, бровей и век. Краска на растительной или минеральной основе наносится на кожу с помощью все той же иглы. Выбор цвета зависит от вашей фантазии и может быть максимально приближен к цвету кожи или же подобран в тон помаде, которую вы носите. Процедура проводится с анестезией. Такой макияж держится 3-5 лет. Многие косметические салоны предлагают сегодня эту услугу. Цены колеблются от двухсот до пятисот долларов США. Однако следует учесть, что татуировка губ, бровей и век -- очень тонкая и кропотливая работа. Поэтому, если вы решились на такой шаг, убедитесь в профессионализме мастера и хорошей репутации салона, чтобы не испортить себе внешность и настроение на ближайшие пять лет. Еще одним практическим применением татуировки является нанесение рисунка на месте шрама. Если после хирургической операции у вас остался заметный уродливый след, можно искусно замаскировать каким-нибудь оригинальным рисунком.

Когда страшно, но очень хочется.

Еще один способ поддержать модную тенденцию тату, не оставив на теле «знака отличия» на всю жизнь, -- переводные татуировки. Хотите быть оригинальной, легкомысленной, новой, стильной, странной, загадочной или просто немного другой? Переводите картинку, она держится две недели, а потом запрос смывается. Не больно, недорого и всегда можно изменить рисунок. К тому же это отличный способ понять, стоит ли вам вообще переступать порог настоящего салона татуировки. Кстати, перед входом в который обычно висит плакат со словами «Входи на свой страх и риск.»

Смысл и значение татуировки

Думается, каждый согласится с тем, что любое искусство воздействует на психологическое состояние человека. А если речь идет о таком нетрадиционном для большинства виде живописи, как живопись на собственном тепе, психологический аспект особенно важен.

И в первую очередь он важен для того, кто решил украсить себя полюбившимся сюжетом. Ведь человек должен перейти определенный «барьер» для того, чтобы решиться сделать это. Безусловно, мотивация такого шага для каждого своя, но она есть, и каждый должен осознать для себя действительную причину, побудившую разукрасить свое тело. С другой стороны, человек -- существо общественное. И каждый своим внешним видом оказывает определенное воздействие на окружающих. Это другая сто-рона психологического аспекта искусства татуирования тепа.

Для того чтобы каждый руководствовался не только мимолетным увлечением татуировкой, ее эстетической стороной, а подходил к ней со знанием всех ее аспектов, и написана эта статья.

Психологический аспект нанесения татуировки на тело тесно связан с побудительным мотивом подражания или ложными эстетическими побуждениями. В ряде случаев наколка может спровоцировать отраженное ею явление. Ну а если она сделана сознательно с полным пониманием сути и назначения, тогда татуировка становится своеобразной визитной карточкой, так или иначе закрепляя за человеком определенный имидж, не позволяя хозяину отказаться от него или забыть преступный опыт.

Агрессивная наколка постоянно напоминает ее обладателю: я злой, я ненавижу их мир. По самое страшное в том, что в нормальной жизни человек не в состоянии даже на короткое время перейти тот барьер, которым он сам себя окружил. В определенной степени процесс татуирования -- часть механизма зомбирования, превращения человека в носителя чужой воли, отказа от своей собственной. Короче говоря, наколка не пассивное изображение -- это активный символ, но действующий не по воле своего хозяина. Правда, хозяин-то вовсе не хозяин, он только носитель чужих волеизъявлений, хотя искренне верит, что это его собственные.

Автор рисунка, наносимого на тело, проецирует на него особенность своего внутреннего мира. В связи с этим аналогично заключить, что и субъект, выбирающий то или иное изображение, неосознанно предлагает тот вариант, который свидетельствует об особенностях именно его развития.

Татуировка -- это своеобразный индикатор характера человека (если только его не принуждают насильно и не наносят татуировку обманным путем). Американский психолог К. Маховер проанализировал личностные особенности и уровень развития рисующего и характер наносимых изображений. В результате были выявлены следующие тенденции и закономерности. Вот некоторые из них:

  • Бегущий человек -- стремление убежать, укрыться, уклониться; размеренно шагающий -- уравновешенный.
  • Туловище -- жизненные силы. Крупное -- остро осознаваемая потребность, неудовлетворение; маленькое -- симптомы униженности. Лицо -- тщательно прорисованное -- озабоченность отношениями с другими, своим внешним видом.
  • Глаза -- закрытые или спрятанные под полями шляпы -- свидетельство сильного стремления избегать неприятных визуальных воздействий. Большие, расширенные глаза -- тревожность, беспокойство, потребность в защите.
  • Рот -- символ агрессивности. Особый знак агрессии -- четко прорисованные зубы. Рот наподобие клоунского -- вынужденная приветливость. Персонаж вообще без рта или со ртом «черточкой» не имеет возможности словесно влиять на других людей.
  • Нос -- трактуется как сексуальный символ, но это является спорным.
  • Конечности -- руки, ноги -- функция воздействия на мир.
  • Руки мускулистые -- возможно, потребность в физической силе, ловкости. Ноги -- опора в деятельности; широко расставленные ноги -- диктат, уверенность в себе. Таким образом, в ряде случаев можно охарактеризовать личность человека по виду изображенных рисунков на его теле. Например, человек, с первого взгляда весьма скромный и спокойный, имеет ряд агрессивных татуировок. Что это значит? Как вариант -- скрытая сильнейшая агрессия против общества, либо направленная против женского пола (в зависимости от характера татуировки). Но скорее всего -- это человек, стремящийся агрессивными изображениями компенсировать свою незащищенность и слабость. Поэтому татуировки следует рассматривать в общем контексте с учетом всех мелочей и особенностей. Нанесение на тело татуировки, значение которой имеет определенный смысл, свидетельствует об утрачивании собственной личности и замене ее псевдоличностью.

Конечно же, если только это не деградировавший индивидуум. Человек превращается в отражение ожиданий того действия и статуса, который выражает нанесенная татуировка. Он вынужден строить свое «я» таким образом, какой обозначен в его инициализации, чтобы получить признание и одобрение окружающих. Утрата своего настоящего «я» усиливает потребность в приспособлении. И в этот момент возникает опасность подчиниться и быть во власти своих татуировок.

Глядя на татуированного человека, следует уяснить для себя, на какой стадии зависимости от своей инициализации от находится. Возможно, что это раб своего имиджа, своего псевдо-«я». Тогда он представляет опасность обществу, поскольку на его теле «боевой раскрас», символы насильника, другие знаки. Например, если тело и руки разрисованы драконами. Скорее всего это тип личности, жаждущий чего-то особенного. Так как его драконы -- это не что иное, как желание выделиться, персонифицироваться таким образом. Готов принять любую идею взамен обещания волнующей жизни или волнующих событий. Постоянно стремится к новым ощущениям, оптимистичен по отношению к будущему, тяготится одиночеством, стремится к власти. Если на теле драконы соседствуют, например, с «Сикстинской мадонной» Рафаэля на бедре или с каким-нибудь еще выпадающим из логического ряда рисунком, то перед вами, возможно, настоящий истерический тип. Он строит утопические планы, снисходителен по отношению к друзьям, стремится к самоутверждению, но в несколько иной, «экзотической» форме. Но лидером ему не быть, если только на короткий срок, до первых трудностей.

Нанося то или иное изображение, следует иметь в виду, что помимо первого, лежащего на поверхности объяснения того или иного рисунка, смысла, есть второй, глубинный, объясняющий их на духовном и религиозном уровне. Связь символов татуировок с этими трактовками даст возможность заглянуть в душу рисунка, прояснить его истинный смысл. В связи с этим заглянем в «Словарь символов» X. Э. Керлота и приведем описания некоторых изображений.

  • Журавль -- во всех культурах, от китайской до средиземноморских -- аллегория справедливости и долголетия, а также праведной и милосердной души.
  • Орел -- символ высоты духа, как солнце. В египетской иероглифической системе фигурой орла, означающего тепло жизни, начало, день, представлена буква А. Орел относится к стихиям воздуха и огня. Он характеризуется бесстрашным полетом, скоростью, ассоциацией с громом и огнем и означает «ритм героического благородства». Орел в воздухе равен льву на земле, поэтому его иногда изображают с львиной головой. В сарматском искусстве орел является эмблемой молнии и воинственных устремлений.
  • Сова -- противоположность орлу -- птица тьмы и смерти.
  • Звезда -- свет, сияющий во тьме, символ духа. Правда, звезда редко имеет единственное значение. Она склонна к многозначности. Но во всяком случае она поддерживает силы духа, выступающие против сил тьмы. Недаром это значение включено в искусство эмблем во всем мире. «Пылающая звезда» является символом мистического центра -- энергии расширяющейся вселенной. Наиболее распространена пятиконечная звезда. Во времена египетских иероглифов она означала «восхождение к началу» и образовывала часть таких слов, как «воспитывать», «просвещать», «учитель» и других.
  • Волк -- символ доблести у римлян и египтян. Скандинавская мифология рассказывает о чудовищном волке Фенрире, разрывавшем железные цепи и оковы и, в конце концов, запертом в недрах земли. Говорилось также, что во время сумерек богов -- конца света -- это чудовище вырвется из плена и пожрет солнце. Здесь волк выступает символом злого начала.
  • Леопард -- символ свирепости и доблести. Подобно тигру и пантере, выражает качества агрессивности и могущества льва без его солнечного значения.
  • Нож -- символ, представляющий собой инверсию символа меча. Он ассоциируется с местью и смертью, а также с жертвой. Короткое острие ножа олицетворяет примат инстинктивных сил в том, кто им вооружен, тогда как длинное острие меча представляет духовную мощь его владельца.

Знание глубинного смысла той или иной символики дает возможность, с одной стороны, грамотно оценить и охарактеризовать ее обладателя, а с другой стороны -- «со знанием дела» подойти к вопросу нанесения на свое собственное тело рисунков (если для этого вы уже созрели). Хотя перед тем, как принять решение украсить себя таким способом, следует иметь в виду опыт других «товарищей по (не)счастью», которые впоследствии сожалели о содеянном. В ряде случаев фактор подражания -- не лучший советчик.

В качестве иллюстрации можно привести следующие статистические данные. В 1984-85 гг. в качестве самоутверждения нанесли себе татуировку во время службы в армии 75-82% от общего числа военнослужащих, в зависимости от рода войск. Особенно превалирует Военно-морской флот и стройбат. Число же татуированных осужденных составляет 94% от общей массы лишенных свободы. Как видим, цифры близкие, но смысл и значение татуировок -- полярные. Но тем не менее, зловещая аналогия цифр вряд ли вызовет жгучее желание у бывших военнослужащих продолжать украшать свое тело новыми творениями. Кто-то скажет: ну что же -- это ошибки молодости. А может, не стоит их совершать? А как вы думаете?

Японская татуировка

В Японии это искусство уходит своими корнями в глубокую древность. Найденные археологами глиняные статуэтки, изображающие людей с признаками искусственно нанесенных на коже узоров, датируются V в. до н.э. Считается, что подобную привычку к украшательству японцы переняли от древних обитателей Японского архипелага -- айнов. В те времена татуировка носила в основном ритуальный характер. Позже она стала четким признаком принадлежности человека к той или иной социальной группе. Вытатуированными крестами и полосами метили, например, касту неприкасаемых, а также преступников. Чтобы замаскировать эти позорные знаки, их носители зачастую прибегали к нанесению на тело различных сложных узоров, среди которых метка палача просто терялась.

К концу XVI в. татуировка осталась лишь как элемент декоративности. Но пользовались ею в основном представители низов -- ремесленники, пожарные, профессиональные игроки, якудза. И сейчас узоры ирэдзуми -- едва ли не общая примета местных гангстеров. Именно поэтому от татуированных на всякий случай стараются держаться подальше. Но бывали и исключения. В дошедших до нас памятниках литературы есть немало пассажей о том, как любящие выкалывали у себя на коже имена любимых вместе с иероглифом «иноти» («жизнь»), что означало «любовь до гроба». А фанатики веры с таким же усердием выписывали иглой у себя на груди молитвы, обращенные к Будде.

Власти средневековой Японии жестоко преследовали поклонников ирэдзуми. Хотя в основе этого лежала не борьба с вредными для здоровья обычаями, а уже тогда укоренившаяся в стране практика усреднения людей внутри имущественных сословий, сопровождавшаяся различными предписаниями, регулировавшими покрой и цвет одежды, форму прически, запретами на украшения, на все, что придавало человеку некоторую индивидуальность. Впрочем, это не останавливало желающих украсить свою кожу.

Широкому распространению татуировки в Японии способствовал любопытный факт из истории литературы. Во второй половине XVIII в. в Японии огромную популярность приобрел переведенный с китайского роман «Суйкодэн» о приключениях 108 воинов, объединившихся в разбойничью шайку наподобие робингудовской. На японском роман вышел с великолепными иллюстрациями великих художников Хокусая и Куниеси. Китайские благородные разбойники были изображены красочно татуированными. Это и породило новую моду. На мастеров ирэдзуми посыпались заказы скопировать украшения того или иного героя «Суйкодэна». Именно с той поры в Японии расцвело искусство татуировки, полноцветьем переносившее на кожу клиентов рисунки великих мастеров ксилогравюры, различные сюжеты из буддийской иконографии, изображения тигров, драконов, рыб, цветов.

Рисунки татуировок были глубоко символичны. Узор из хризантем означал стойкость и решительность, из пионов -- богатство и удачливость, из цветков вишни -- быстротечность жизни. Дракон свидетельствовал о силе и прозорливости человека, украсившего его изображением свою кожу. Столь же четкие смысловые характеристики несли фигуры других животных и растений, образы буддийского пантеона. По рисунку на коже легко можно было определить мечты и чаяния человека. При этом важны были не отдельные детали, а весь комплекс ирэдзуми, который любым японцем воспринимался однозначно, как рукопись на понятном языке.

С «открытием» Японии в 1868 г. в страну хлынули иностранцы -- дипломаты, торговцы, моряки. Очарованные прелестью ирэдзуми, многие из них обращались к мастерам-татуировщикам. Не избежали этого поветрия и весьма титулованные особы. Японской татуировкой обзавелись греческая королева Ольга, герцог Йоркский (будущий английский король Георг V) и его старший брат. Соблазнился и будущий российский самодержец, а в то время цесаревич Николай, посетивший Японию в 1891 г. Юный Николай Александрович увез из Японии на родину образчик творчества Хоритё, знаменитого мастера ирэдзуми из Кобе.

Можно поражаться мужеству клиентуры мастеров ирэдзуми. Дело не только в том, что деятельность таких салонов была под запретом (лишь с 1945 г. были отменены все ограничения на работу татуировщиков). Сам процесс нанесения рисунка на кожу весьма болезнен. Обычно клиенты выдерживают не более часа художественной обработки своей кожи. Поэтому для создания полномасштабной татуировки по всему телу нужно вытерпеть около 50 сеансов. А это с учетом времени на заживление нанесенных ран растягивается на целый год. Да и обходится недешево -- несколько тысяч долларов за полный цикл. Зато и узор хорош. Он не только многоцветен, но и богат полутонами, в чем мастера ирэдзуми достигли совершенства.

Однако вершиной японской школы ирэдзуми считается даже не создание многокрасочных и многосюжетных композиций. Есть легенда, что некоторые старые мастера обладают секретом «невидимой татуировки» -- узор на теле проявляется только после принятия горячей ванны, а в обычном состоянии наколка совершенно незаметна.

Сейчас подлинное искусство ирэдзуми переживает годы заката. Дело не столько в отсутствии клиентов -- в Японии и по сей день есть немало поклонников красивой татуировки, сколько в преклонном возрасте ныне практикующих мастеров. Обладателей секретов старой технологии ирэдзуми можно буквально пересчитать по пальцам. Молодые татуировщики предпочитают электрические иглы и химические краски. Процедура нанесения узора становится быстротечной и менее болезненной, но зато феноменальное, поистине художественное умение создавать полутона уходит в прошлое.

Виды татуировок

Traditional.

Некогда модное в Европе и Америке 30х-50х годов прошедшего столетия традиционное направление пока еще остается на гребне. Бабочки и якоря, моряцкие трубки и кораблики, мелкая символика и девичьи «фенечки» -- все это тиражированное однообразие может считаться искусством разве что в рамках поп-арта, который, как известно, очень тесно связан с масскультурой. Ничего общего с самовыражением тут не было и нет, наоборот: это полный отказ от индивидуальности. Такие татуировки выполнялись исключительно потому, что на ком-то замечены аналогичные, а значит это «модно».

Этнический стиль.

Многие рисунки, стили, популярные у наших предков, по сей день дают пищу для фантазии мастерам тату. А не так давно в моду вошли практически первозданные «этнические» рисунки. Точные повторения, конечно, встречаются редко. Уж слишком просты мотивы и композиции. А вот стилизация привлекательна для многих людей, решивших украсить свое тело. Мастера современной татуировки умело совмещают стиль и идею древних народов с современной модой. Одним из самых интересных направлений в этнической татуировке считаются скифские. Образцы истинных кожных рисунков скифов были найдены во время раскопок группы Пазырыкских курганов на Горном Алтае. Именно оттуда археологи извлекли на свет набальзамированное тело скифского вождя, сплошь покрытое замысловатыми сюжетами. Изображения покрывали грудь, спину, обе руки и обе голени. Время погребения приблизительно V-VI век до н.э. Проанализировав экземпляр, ученые пришли к выводу, что татуировка была выполнена путем накалывания. Для татуировок скифы использовали все тот же, известный во всем мире по золотым украшениям, звериный стиль. Тело изображавшихся животных древний художник делил на две части. Задняя, абсолютно простая, выполнялась схематично. Передняя же была богато украшена замысловатым орнаментом, и представляла зверя как мифологическое существо огромных размеров и такой же силы.

К этой группе можно отнести и элементы татуировки папуасов Новой Гвинеи, других племен Индонезии и Австралии. Хотя сам вид не так сильно распространен, на телах можно увидеть лишь его отдельные элементы. Татуировка папуасов может быть потому интересна, что она редко носила мистический, глубинный смысл, а еще чаще указывала на социальное положение члена племени. В основном рисунок наносили на тело женщин, статус и занятия которых были более постоянными. Мужчины предпочитали временную раскраску. Характерные черты этого вида -– простые геометрические фигуры, объединенные в незамысловатые рисунки. Своеобразие стиля отличал и метод татуирования: кожа надрезалась, и в свежий разрез втиралось красящее вещество, обычно сажа.

Кельтская.

Кельтский стиль в разное время подвергался большому влиянию различных культур и видоизменялся. Изначально он состоял только из растительных мотивов: хитросплетенных веточек, листочков и цветов. Позже в него были включены животные, причем настолько гармонично, что стали неотъемлемой его частью.

Огромное количество дошедших до наших дней элементов, стилизованных предметов быта, сказок говорят о родстве стиля с византийской, славянской татуировкой. Однако, стоит сопоставить древнюю кельтскую космогонию с растительной своей основой и уж тем более «звериным» мотивами -- обнаружим ряд нестыковок. Причина даже не в инородных деталях, а сменах их преобладания. Так называемая «плетенка» была известна на всей территории Евразии с древних времен, но кельтский культурный ареал всегда держался особняком благодаря своим особенным «древесным» предпочтениям, что и проявилось в неповторимых элементах -– узлах и плетениях. Но откуда же среди всей этой флоры взялись звериные морды? Уж не с той ли поры, когда встретились скифы и кельты в полной боевой раскраске? В то же время на исторической арене с сольными номерами выступала прослойка из готских и славянских племен. Индоарийские викинги, осевшие на севере Франции, впитали, как губка, местные обычаи и спустя некоторое время к кельтскому творчеству примешался романский стиль. Вот и, поди, разберись -- чего здесь и сколько чужого? Впрочем, один из мастеров пояснил: никто и сейчас толком не может доказать, что у кельтских племен были «фирменные» татуировки, скорее -- это смешение нескольких схожих стилей, в том числе и византийского, получивших одно емкое название -– кельтский стиль. Византийский же, в свою очередь, перекликается со славянским. И неизвестно еще, кто у кого больше перенял.

Японский стиль.

Основными мотивами японских татуировок часто служили древние сказки и легенды связанные с морем, а основными персонажами были карпы, драконы и самураи. Согласно одно из теорий, японская татуировка «иридзуми» была заимствована у Китая, где она был известна еще в XI веке до н.э. По другой -– татуировка проникла в Японию в глубокой древности благодаря айнам, жившим по соседству с японцами, в период с 70 по 250 год до н.э. Впрочем, самой привлекательной для самих японцев остается третья версия. Эта легенда гласит о том, что мифический правитель Японии Дзимму (660 – 585 год до н.э.) носил настолько эффективные татуировки, что восхитил царицу Сенойатару, сложившую в их честь поэму. Японская татуировка, как и многие другие, прошла путем взлетов и падений. Пик ее популярности пришелся на эпоху Эдо, а падение -– на 1868-й год, после запрета, изданного правителем эпохи Мейдзи –- ревностного конфуцианца. Впрочем, межу этими периодами лежит целый пласт творчества, о котором мастера и поныне говорят с особой гордостью.

Наиболее бросающаяся в глаз черта «японизма» в татуировке -– это ее обширность. Татуировка, которую мастер последовательно, на протяжении нескольких лет, наносил на тело какого-либо человека, в конце концов, походила на композицию в форме «кимоно» либо «распахнутого плаща». Такая татуировка плотно покрывает торс, оставляя незаполненным пространство по центру груди и живота. В верхней части она достигает локтей, заполняя предплечья, в нижней -– заканчивается на бедрах. Принципам композиции, сформировавшимся еще в середине XIX столетия, японцы следуют и поныне:

  • Асимметрия, в отличие от тщательной симметрии прославленной классической татуировки маори с Новой Зеландии;
  • Введение множества мелких мотивов, которые иногда оплетают основные мотивы и плотно заполняют поверхность фрагмента тела;
  • Фигуративный характер ведущих мотивов;
  • Обведение большинства мотивов отчетливо вырисованным декоративным контуром; старые мастера считали кромки композиции наиболее ценными местами и оттеняли их, чтобы сделать похожими на композиции укийо-е;
  • Заполнение поверхности мотивов красками интенсивной насыщенности, которые контрастируют друг с другом;
  • Использование своеобразных для татуировки средств выражения, на которые подтолкнула природа. Например, чтоб придать картине на теле визуальный эффект, подчеркивающий движение, использовались знания размещения мышц. Такие мышцы во время их напряжения и расслабления как бы придавали всей композиции движение, делая ее очень экспрессивной. Соски и пупок использовались не для подчеркивания юмористических акцентов в рисунках, что было очень популярно в европейской татуировке у преступников, а как необходимые элементы мотивов, например, в качестве глаза дракона или же центра цветка;
  • Динамичная трактовка некоторых композиций (например, единоборства самураев) и в то же время статичная трактовка других (например, фигур, плененных обаянием гейш);
  • Заполнение пустующих мест в композиции геометрическим орнаментом либо отрывками из буддистских текстов.

Тематика японской татуировки изобилует разнообразными мотивами, которые можно разделить на четыре группы: флора, фауна, религиозные и мифологические мотивы, связанные с необыкновенными приключениями героев и других почерпнутых из фольклора личностей. Среди представленных растительных мотивов есть свои символы:

  • хризантема -– символ настойчивости и решительности;
  • пион -– символ богатства и успеха в жизни
  • цветок сакуры, у которой «лепестки опадают даже при легком дуновении точно так же безропотно, как и самурай отдает жизнь за своего господина». Это символ проходящего времени и непрочности жизни;
  • лист клена, несущий в себе ассоциации подобно красной розе в европейской татуировке.

К наиболее популярным представителям животного мира в татуировке следует отнести:

  • дракона, символизирующего власть и силу, но одновременно объединяющего огонь и воду, то есть соединяющего противоположности;
  • карпа, символизирующего мужество, отвагу и позу стоика;
  • тигра -– символа бесстрашия.

Особого внимания заслуживают многочисленные морские и вообще водные мотив, продиктованные тем, что ежедневная жизнь многих японцев тесно связана с морем. Вот почему в японской татуировке часто рядом с различными водяными созданиями появляется мотив волны, служащий для обогащения фона и подчеркивания фактуры тела. Ведущими религиозными темами были фигуры второстепенных буддийских богов, встречались и мифологические фигуры, народные герои, святые, самураи и монахи, куртизанки, гейши, актеры театра «Кабуки» и борцы сумо. Характерной чертой японской татуировки всегда было представление воплощенных в портретах личностей под углом зрения «три четверти» и никогда -– фронтально, что отвечало принятому в «укийо-е» принципу. Значительное число мотивов японской татуировки приписывают заимствованию у великого народа-соседа. Однако сила воздействия китайской татуировки на японскую намного слабее, чем влияние техники японской гравюры на дереве.

Японские татуировщики-традиционалисты до сих пор избегают электрической машинки, которая, по их мнению, снижает престиж татуировщика и затрудняет достижение необходимой ловкости. Во время нанесения татуировки они пользуются палочками из бамбука с прикрепленными к ним иглами. Для нанесения рисунка используются от одной до четырех иголок, для заполнения поверхности рисунка -– комплект из тридцати иголок в форме пучка. Такая связка иголок называется «хари» и накалывает кожу со скоростью около 90-120 уколов в минуту. Одновременные уколы большого количества иголок помогают более активному проникновению пигмента в кожу. Выполнение больших композиций разбивается на несколько недель, а то и месяцев -– клиенту тяжело переносить боль, к тому же очень велико психологическое и физическое напряжение татуировщика, который не может в такой работе торопиться, подгонять события. Вся его работа делиться на пять фаз, у каждой своя специфика.

  • «Судзи» -- на кожу наносится эскиз мотива и всей композиции при помощи черной туши или специального красителя.
  • «Отсуми» -- инструментом с закрепленными на нем иглами выделяется и закрепляется контур рисунка.
  • «Бокаси» (оттенивание) -– основана на накалывании кожи большим количеством иголок, собранных в пучок. Это облегчает достижение в наносимой композиции нужного наполнения цветом и необходимого тона.
  • «Тсуки-хари» («тсуки» -- пробивать, «хари» -- связка иголок) – неглубокое накалывание иголками отдельных фрагментов рисунка, без его оттенивания. Иголки вбиваются в кожу при помощи легких ударов основанием ладони, после чего иглы дополнительно вдавливаются несколько глубже в тело.
  • «Хане-бари» («хане» -- отскок, «бари» -- процесс татуирования) заключается в том, что во время накалывания кожи руке придается незначительный замах. Глубин накалывания при этом точно контролируется. Применение данной техники позволяет достигнуть наилучших эффектов при оттенивании композиции. «Хане-бари» наиболее сложная в технике японской татуировки.

Чаще всего японские татуировщики используют черный и красный пигменты, реже –- бронзовый и лишь в исключительных случаях зеленый и желтый. Популярность японской татуировки росла благодаря известным драматическим актерам, которые увидели в ней не только артистические достоинств. Но и новый способ достижения экспрессии на сцене. Недаром она всегда воспринималась как искусство и форма украшения тела, а сами обладатели татуировки –- как объекты, которыми следует восхищаться.

В конце XVIII века одной из наиболее красивых татуировок мог похвалиться выдающийся актер Накамура Утаэмон IV . По примеру актеров мода на красивые татуировки постепенно начала овладевать и некоторыми кругами японской аристократии. Период на рубеже XVIII-XIX веков можно назвать золотым веком японской татуировки. Возведенная в ранг изысканного искусства, она стала своеобразным признаком красоты тела и предметом для размышлений. Татуировка в Японии всегда помогала мужчине демонстрировать истинно мужские качества, свидетельствовала о его выносливости. Но есть и еще разновидность, которая в этом ряду держится особняком: женские татуировки -– «какуси-боро», выполняемые путем втирания в разрезы на теле рисовой пудры. Японки прибегали к услугам хори (татуировщиков), чтобы изобразить на своей нежной коже доказательство вечной привязанности к возлюбленному. Они полюбили «негативную татуировку» за ее особенные свойства: незаметный для окружающих рисунок на теле проявлялся лишь после употребления алкоголя, купания или во время интимной близости.

Сегодня же утраченные ранее традиции татуировки в Японии постепенно возвращаются. Это связано с популярностью тату в среде якудзи -– японских гангстеров, организованных в банды. Делая себе татуировку, якудзи как бы исключают себя из нормального мира и в тоже время укрепляют сязи в самой преступной группировке. Разница между «гражданской» и «преступной» татуировками значительна из-за предпочтения последних к иконографии и мотивам японских азартных игр. И все-таки находятся в стране восходящего солнца настоящие мастера. Большинство из них до сих пор пользуются палочками из бамбука с прикрепленными к ним иглами. Оригинальность японской татуировки, как и гравюр школы «укийо-э» или театра «Кабуки», завораживает европейцев. Многие мастера пытаются воспроизвести в своих работах черты японского стиля: интенсивные, контрастирующие друг с другом краски, искусственно созданную асимметрию, продуманную композицию, символизм изображений. Но лишь единицам удается достичь удивительной экспрессии хори-моно -– художественной татуировки Страны восходящего солнца.

Polynesian (полинезийский стиль).

В начале нашего столетия татуировщики впервые обратились к орнаментам племенной татуировки -– так появился и поныне популярный язык «трайбл». По всей вероятности, татуировка в Полинезии столь же стара, как и сама ее культура. Процедура нанесения рисунков на островах Тихого Океана издревле почиталась как священнодействие. Поэтому украшать тела соплеменников могли только жрецы. Художник-жрец пользовался всеобщим уважением и получал за свои старания ценные подарки. Для него выстраивался специальный дом, разделенный на кабины, в которых пациенты иной раз задерживались на несколько недель и даже месяцев -– до полного завершения шедевра. И все это время вокруг дома «шамана» не прерывались молитвы и песнопения. В них пелось, что «мастера высших прекрасных рисунков» сделают чудную татуировку только тем, кто хорошо заплатит, а остальным «такой красоты не иметь во век». Для выполнения рисунков полинезийцы использовали растительные шипы, кости рыб или альбатроса, акульи зубы или обломки морских ракушек.

Изобилие и изысканность нательных рисунков считалось знаками благородного происхождения, так что покрывать узорами все тело имели право лишь вожди и их ближайшие родственники. Тех же, кто устрашался болезненного обряда, ждало жестокое наказание на том свете. Женщины тоже шли на страдания ради красоты. «Мы просто обязаны иметь на своих губах несколько линий -- были убеждены прекрасные островитянки -- поскольку, когда мы состаримся, наши губы сморщатся, и мы станем очень некрасивыми». И действительно, без рисунка в уголках рта новозеландку никто бы не взял замуж. Один из вождей маори, коренного населения Новой Зеландии, разбогател на продаже европейцам голов своих подданных, покрытых татуировками.

Новозеландский исследователь Д. Коуэн представлял маори как «выдающихся скульпторов лица во всей истории человечества». «Моко», по его мнению, было достойно внимания потому, что выполнялось при помощи специальных небольших долот, которые оставляли на лице резаные раны, а не посредством применения техники накалывания, к которой маори прибегали при татуировании иных частей тела. В способе выполнения «Моко» (кроме жителей Маркизских островов, оно не было известно ни одному из полинезийских племен) можно усмотреть аналогии с техникой резьбы по дереву. Знаками, воплощенными на ягодицах и бедрах людей, чаще всего были мотивы спирали иные изломанные линии, находившиеся в тесной связи с узорами, широко применявшимися в резьбе по дереву. Полинезийцы покрывали татуировкой все тело, в то время как среди маори для тату отводились лишь определенные части тела, распространенность татуировки по коже была ограничена. У мужчин татуировка делалась на лице и области от пояса до колен, у женщин -– только на лице. Однако иные женщины маори носили и мужские татуировки «Моко». Классический тип «Моко» имел следующие мотивы:

  • спиральные узоры на подбородке, называемы пу-кауваэ;
  • серии параллельных закругленных линий от подбородка до ноздрей (ререпехи);
  • две большие укрупненные спирали на щеке (пае-пае);
  • спирали на носу, называемые ререпи и понгианга;
  • серии лучеобразно расходящихся от носа искривленных линий, они шли над бровями и опускались к ушам (тивхана).

Рисунок на верхней части лба называли пухоро, а в нижней –- тити. Богатый орнамент «Моко» состоял главным образом из спирали, волн, лент и меандр, создающих композицию. Характерной чертой «Моко» было симметричное расположение мотивов. Помимо нижних частей тела, мужчины татуировали также грудь и запястья, что помогало определить занимаемую в общественной иерархии позицию. Случалось, что татуировкой украшали интимные места и даже язык. Некоторые исследователи татуировки маори подчеркивали зависимость степени старательности в выполнении «Моко» от общественного ранга его обладателя. Наиболее сложные и технически доработанные татуировки были у лиц высокого происхождения. Полное же отсутствие «Моко» на лице лишало члена племени прав на возможности выполнять общественные функции и фактически низводило его до положения раба. Таких мужчин часто называли папа-теа, что означало «пустое лицо».

Именно благодаря «Моко», вытатуированному рисунку на лице, этот народ стал известен во всем мире. Как-то один европейский художник попытался нарисовать старого маори. Когда он закончил, все были удивлены сходством картины с оригиналом. Только сам туземец остался недоволен: он взял холст и на обратной стороне изобразил орнамент: свое «Моко». «Вот так я выгляжу -- пояснил полинезиец -- а твоя мазня бессмысленна». И, тем не менее, несмотря на мастерство, которого достигли полинезийские жрецы, по сути, они оставались лишь искусными ремесленниками, связанными традиционными мотивами своего народа.

Slovenian (славянский стиль).

Современный славянский этнический стиль, как и скифский, находится в стадии формирования, но то, что люди им интересуются, уже не маловажно. Бытует мнение, что в своем традиционном виде татуировка у славян наблюдается лишь в определенных частях Югославии. Его трудно оспорить, поскольку делались неоднократные попытки проверить это в других славянских регионах. В конце ХIХ столетия татуировки встречались в основном среди населения католического вероисповедания. Практически у каждой взрослой девушки или замужней женщины были изображения гирлянд, веточек, орнаментальных крестов на груди, плечах, ладонях, вплоть кончиков пальцев, реже –- на лбу. Мужчины-католики татуировок нее сторонились, но шли на эту процедуру гораздо реже. Охотнее всего, подставляя плечи и предплечья под изображение крестов. Однако крест -– не единственный мотив, были еще татуировки в форме сердца, короны, якоря либо инициалов, что свидетельствовало о светском происхождении их носителя. У католического населения Сербии и Герцеговины конца прошлого столетия татуировки встречались так же часто, как и сам нательный крест. А поощряли этот обычай католические ксендзы, желавшие предотвратить переход прихожан в ислам. Ведь Босния в те времена была провинцией Османской империи, и большая часть населения перенимала религию и язык турок. Только не стираемый крест на теле, запрещенный в исламе как символ христианства, удерживал босниек в лоне католической церкви.

Моду на татуировку в среде европейской аристократии ввел Эдуард VII , в то время, когда он еще был наследным принцем Уэльским. Будучи с неофициальным визитом в Японии, он посетил известного татуировщика Хори Чийо, чтобы нанести на свою королевскую персону рисунок дракона, символ веры и власти. Как только сенсация стала известна, его примеру последовали принцы, лорды, светские дамы и не желавшие отставать нувориши. Среди тех, кто не миновал этой эпидемии татуировки, были русские великие князья Алексей и Константин, австрийские эрцгерцоги, королевская чета Греции, король Дании, Швеции, Норвегии. В числе поклонников тату оказался последний русский император Николай II . Во время путешествия по Востоку он сделал себе несколько татуировок и больше всего покорил супругу тем, что нанес ее имя -– Саша. Даже мать будущего премьера Уинстона Черчилля, леди Рэндольф Черчилль, не удержалась, чтобы не сделать на запястье узкий браслет.

Cyber (кибер -– стиль).

В наши годы, вместе с расцветом этнических мотивов, все четче проявляются new -направления, такие как «кибернетическое» (cyber) представляющие собой тесное слияние естественного и искусственного, живого и не живого: зарисовки человеческих суставов с механическими соединениями, орнаменты из микросхем, компьютерные персонажи фантастических сериалов, прочие космические и мистические мотивы, навеянные техногенным XXI веком и психотропными препаратами, урбанистические идеи.

Прямой продолжатель декоративно-художественного направления в татуировке, этот стиль зародился конце 70х годов ХХ века. Скорее всего, флагманами «кибер» выступили сами татуировщики, занимающиеся новациями в бодимодификации, и страдающие от химической зависимости кибер-панки. Определенно, прототипом для «живых полотен» послужили изображения персонажей из современных футуристических фильмов («Тварь», «Чужой» и т.д.). Другим символом cyber-принадлежности стали стилизованные орнаментальные сюжеты этнических направлений. Механические членения, орнаменты из компьютерных знаков, полотна Гигера, стилизация частей тела под механические приборы, урбанистические сюжеты и просто наборы геометрических фигур. Однотонно выкрашенные руки (каждая –- в свой цвет) –- все это смело можно причислить к кибернетическому стилю. В отличие от «классики», от которой, как считают киберы, уже просто веет нафталином, качество и идея изображения и тут всецело зависят от мастера. Клиент просто не в состоянии передать то, что ему хочется запечатлеть на своем теле. Но совершенно точно знает: он будет ценен для потомков уже тем, что является носителем важной информации, ведь его тело носит отпечаток истории.

Русский стиль.

Древнее население Восточной Европы оставило нам в наследство скромные свидетельства эпохи Неолита -– статуэтки, символы плодородия, расписанные орнаментами. В основе этих незатейливых узоров лежат крестообразные и ромбические фигуры, спирали, точки и запятые. Отчасти это повторяет особенности этнического стиля. Западная же часть славянского населения черпала вдохновение из другого источника -– в православных рукописях и книгах, обрамленных тоже своеобразной каймой утонченной графики. Вот они-то и положили, по-видимому, начало этой разновидности тату. Русский стиль еще только-только начал пробивать себе дорогу, выделяясь смесью мотивов русских сказок, Палеха, Гжели, стилизованной книжной графики Билибина и братьев Васнецовых. В последнее время в каталогах российских тату салонов появляются сюжеты, навеянные былинным эпосом художника Васильева. Насколько велика погрешность при перенесении рисунка на тело –- вопрос другой , но важно уже одно то, что мы пытаемся копаться в собственной, а не чужой истории.

Словно нанизанный на древнеславянский стержень, этот стиль еще даже не обрел окончательного названия, татуировщики до сих пор спорят зваться ему русским или российским. Впрочем, как и художественной формы -– неизвестно пока, чего в нем больше, скифских звериных оскалов. Алтайских орнаментов одежды или элементов традиционной русской графики конца XIX столетия, характерной для славянского былинного фольклора. Но поскольку негативное толкование со стороны «здоровой» половины общества неизбежно, то явно, что никто не станет искать здесь особые исторические корни, а, скорее всего, высветят уголовно-криминальную подоплеку. Впрочем, пока этого не случилось. И у нас еще есть шанс найти сторонников нового направления, особенно ценного для патриотически-настроенных слоев.

Модерн.

Модерн многое почерпнул в искусстве японской гравюры, положенной в основу современной японской татуировки. Отсюда более компромиссные решения в рисунке.